По ком звонит Соловьев?

То, о чем последние недели шушукались во всех коридорах удмуртской власти, произошло накануне – бывший глава Удмуртии Александр Соловьев, арестованный в апреле этого года по подозрению в получении взятки в размере 140 миллионов рублей, отпущен под домашний арест. Такое послабление режима для бывшего первого лица может означать только одно – Соловьев во всем признался, стал сотрудничать со следствием и начал давать показания на подельников.
Не в адеквате

О том, что заключение под стражей в СИЗО «Лефортово» Соловьеву могут заменить на содержание под домашним арестом, начали говорить еще в июне. Тогда, якобы, пошла первая информация, что экс-глава понял всю тщетность своего отпирательства и пошел на сделку со следствием.

В качестве другой причины называлось якобы плохое состояние здоровья Соловьева. Благодаря его дочерям и их неожиданно прорезавшейся тяге к интервью местным СМИ, республика узнала весь перечень заболеваний своего бывшего руководителя и ужаснулась, как этот человек на протяжении трех лет мог руководить регионом.

По скупым сведениям, приходившим из-за колючей проволки в Лефортово, было понятно, что первоначально Соловьев не совсем адекватно воспринимал реальность. Он, то соглашался со всеми обвинениями и признавал себя нарушившим закон, то неожиданно делал заявления, что ни в чем не виноват. То говорил, что готов возместить ущерб, то забывал, куда спрятал деньги, водя за нос следователей.



Соловьев сдал Соловьева

И все-таки разум восторжествовал. На что, не исключено, повлияло поведение другого ключевого фигуранта «дорожного дела» - бывшего заместителя министра дорожного хозяйства республики Александра Михайловича Соловьева, которого все за глаза называли «Соловьев-маленький».
Соловьев-маленький и Соловьев-большой
Арестованный еще в октябре прошлого года, сразу же после провала аферы с запуском Камского моста без необходимой документации по экспертизе, Соловьев-маленький в камере молчать не стал. Говорят, что на его позицию сильно повлиял сам глава Удмуртии, который публично «повесил всех собак» на своего давнего друга и компаньона.

А обижаться Соловьеву-маленькому на Соловьева-большого было за что. Значительную часть своей жизни он потратил на обслуживание интересов старшего товарища, покупал для него на свое имя испанскую недвижимость, выступал посредником и организатором «мутных» схем в дорожном бизнесе Главы и, вообще, был главным доверителем Александра Васильевича. И тут такой удар в спину.

Соловьев-маленький, быстро уяснил, что его пытаются сделать крайним, и сделал все, чтобы у следствия была вся доказательная база на Соловьева-большого. Не исключено, что за это рвение замминистра уже через месяц после заключения под стражу оказался под домашним арестом, вскоре под подпиской о невыезде, а в итоге – всего лишь условно осужденным.

Для того чтобы пройти путь своего бывшего друга экс-главе потребовалось немного больше времени.
Чистосердечные показания, похоже, выведут Соловьева в число рекордсменов-краткосрочников среди губернаторов, заподозренных в коррупции. Ведь и сахалинец Хорошавин, и кировчанин Белых и Гайзер из республики Коми продолжают сидеть в СИЗО, несмотря на то, что их аресты произошли существенно раньше.
Главная цель — Забарский?

Отбывать домашний арест, как минимум, до 4 сентября Александр Соловьев, по решению суда будет в московской квартире одной из своих дочерей на Ленинском проспекте. Ему будет запрещено пользоваться интернетом, почтой и телефоном, а также общаться с кем бы то ни было, кроме близких родственников, следователей и адвоката.
Домашний арест бывший глава Удмуртии, вероятно, будет отбывать в доме с богатой архитектурной историей по адресу: Москва, Ленинский проспект, 30
Говоря сухим юридическим языком, суд побудило принять решение о смягчении режима содержания Соловьева не только ходатайство следствия, но и его признание вины, активное сотрудничество с органами дознания, а также показания, изобличающие иных участников преступления, которые дал экс-глава.

От этой формулировки должно резко подскочить давление у тех членов «клана Соловьева», которые были активно замешаны в «дорожном деле», но до сих пор находятся на свободе. Ведь непонятно что и против кого мог наговорить пожилой и больной человек, жизнь которого рухнула в одночасье, и единственным желанием которого оставалось любой ценой выйти из камеры на свободу. Пусть и относительную.

От таких слов, в первую очередь, должно быть несладко «ближнему кругу» Соловьева – бывшему министру дорожного хозяйства и транспорта Удмуртии Виктору Вахромееву, депутату Госсовета республики Александру Мурашову, считавшемуся негласным казначеем клана, бывшему руководителю «Удмуртавтодора» Александру Корепанову и даже бывшему председателю правительства республики Виктору Савельеву. Последний, даже не входя в круг избранных, имел самое прямое отношение к истории с камским мостом.
Но главная цель признательных показаний Соловьева, скорее всего, — это Александр Забарский, руководитель генподрядной организации «Региональная инвестиционная компания», завалившей все сроки сдачи моста, не платившей зарплату рабочим и, которого считают главным взяткодателем в истории с этим уголовным делом.
Забарский, хоть и находится под следствием, но свободы не лишен. Все может измениться после показаний Соловьева.
Информационная открытость бывшего главы Удмуртии, несомненно, окажет сильное влияние на ход этого дела. Скорее всего, приговор Соловьеву будут выносить в ускоренном режиме и, наверняка, он будет достаточно мягким. Все возможное для этого он уже сделал, сдав своих подельников. Самое интересное теперь – кого конкретно он потянет за собой на скамью подсудимых. Ждать развязки осталось недолго.